Слушать в отдельном окне
Прямо сейчас
21.00 "Сустрэчы з песн...
В эфире: - Сустрэча з песняй

#Venezia72: Осень патриархов

11 Сен 2015 0
#Venezia72: Осень патриархов

Венеция удивляет. Никогда бы не подумал, что мультфильм может вызвать у меня такой восторг. Забудьте, про что я здесь писал, но не пропустите«Аномализу», когда она доберется до наших экранов. Ну или даже дома – она очень домашняя, интимная. Делали этот мультик, по большому счету, 5 человек: автор сценария Чарли Кауфман («Вечное сияние» и «Быть Джоном Малковичем», если кто забыл), аниматор Дюк Джонсон, а также голоса – Дэвид Тьюлис, Том Нунен и Дженнифер Джейсон Ли. «Аномализа» была задумана (и собственно, сделана) как радиопостановка, и лишь спустя несколько лет авторы решили перенести ее на экран.
Фабула здесь проста. Майкл Стоун, известный автор мотивирующих бестселлеров, прилетает в Цинциннати, чтобы прочесть очередную лекцию. Останавливается в отеле (процесс заселения изобилует деталями, которые знакомы всем путешественникам) и задается вопросом, с кем бы провести вечер. Вспоминает о женщине, с которой когда-то здесь встречался, и приглашает ее на ужин. Но беседа не складывается, и Майкл вновь в своем номере – мучительно размышляет, что же не так с ним и с миром вокруг. 
Он пытается заглянуть себе в голову (лица у кукол-людей состоят из трех неплотно подогнанных частей; в одном из эпизодов, например, Майкл падает и в буквальном смысле теряет лицо), как вдруг слышит странный голос. Ну как странный – женский. До этого все персонажи, с которыми он общался – жена, сын, таксист и прочие - говорили словно трансгендеры. Лиза – аномалия. Она не красавица, но источает необъяснимое обаяние. У героев будет приятный вечер и не менее приятная ночь. (Кукольная сексуальная сцена изумительна!)
Большинство love story в кино – донельзя банальны. Но Кауфману как-то удается этой банальности избегать - вспомните то же «Вечное сияние». И наполнить не только чувствами, но и идеями. Кроме проходящего не красной нитью, но швами на лицах героев страха потери индивидуальности, «Аномализа» - это история поиска, озарения. Так рождается мысль, формула, мелодия. Майкл, услышав необыкновенный голос, носится по коридору и заглядывает во все двери. Где она? Куда пропала? Держал ведь почти в руках. Только бы не забыть, только бы найти! Не исключено, что герой – альтер эго автора, молчавшего семь лет после неудачного режиссерского дебюта («Нью-Йорк, Нью-Йорк»). 

Если в Берлине «патриархи» кино разочаровали – Херцог, Вендерс и Малик не сумели сказать ничего нового, то Венеция обещает стать триумфом тех, кому за 60. «Франкофония» Сокурова продолжает удерживать первую позицию во всех мыслимых рейтингах, но кто к ней ближе всех?.. Марко Беллоккьо и Ежи Сколимовски. 
Беллоккьо, снявший свой первый фильм еще в золотой век итальянского кино, представил сагу «Кровь моей крови». Место действия - старинный городок Боббио в родной для режиссера Эмилие-Романье. 17-й век. Послушницу монастыря Бенедетту пытают водой и огнем с целью услышать признание о сделке с Сатаной. Только в этом случае монаха, который с ней согрешил, а затем покончил жизнь самоубийством, можно будет похоронить на монастырском кладбище. Но признание так и не прозвучит; монах будет покоиться рядом с ослами, а девушку замуруют заживо.
Наши дни. Монастырь приезжает выкупать русский нувориш Рихалков. Нынешний владелец – старый вампир (Роберто Херлицка, вы его наверняка помните по роли кардинала-кулинара из «Великой красоты») – кажется, не слишком заинтересован в сделке. Вместе с действующими лицами меняется и жанр – это уже не мрачная драма, а уморительная комедия в лучших традициях другого Марко – Феррери. 
«Кровь моей крови» - из тех фильмов, что хочется сразу пересмотреть, так как при первом знакомстве следишь в основном за сюжетом. Улавливаешь высказывание о времени и связи поколений. В конце концов, что такое четыре века для маленького провинциального городка?.. Даже жители не несут здесь примет времени: и «исторических», и «современных» персонажей играют одни и те же актеры (какая перекличка с «Аномализой»!). А церковный хор выводит неизменную “Nothing else matters” - лучший кавер из тех, что я слышал. 

Время – главный герой и фильма Сколимовского.  Что, собственно, следует уже из названия. «11 минут» - именно столько длится каждая из рассказанных историй. Варшава, 17:00. Начинающая актриса встречается в отеле (номер 1111 на 11-м этаже) с голливудским продюсером, а ее ревнивый муж подслушивает под дверью. Несколькими этажами ниже альпинист-ремонтник смотрит со своей подругой порно. На улице бывший профессор продает хот-доги; к нему спешит сын – курьер-наркоман. Скорая едет на вызов к рожающей женщине, студент пытается ограбить ломбард, а художник заканчивает городской пейзаж. 
Обрывки жизней, ничем не связанных друг с другом. Эпизоды, подсмотренные на мониторах наружных камер наблюдения. Всего за 11 минут они сплетутся в единую сеть и намертво опутают героев. Параллельно монтируя истории, вкрапляя их друг в друга, режиссер ведет нас к финальной трагедии. Ведет с напором и драйвом молодого дебютанта (Сколимовскому – 77!), лишь изредка замедляясь и оглядываясь (некоторые события мы видим дважды глазами разных героев).
Идея, прямо скажем, не нова – взять того же «Слона» ван Сента. Или «11:14». Или «Магнолию». Но фильм еще и великолепен технически; в нем продуман каждый кадр - то, откуда и кем он будет снят. Здесь мобильник, там веб-камера, а этот - с «наружки». Саспенс нагнетают грохочущие самолеты, садящиеся, кажется, прямо на крыши небоскребов варшавского «Центрума» и пугающие птиц и людей (самолет, впрочем, один – просто садится в разных историях). Каждый перекресток, каждая улица и каждая площадь – в поле зрения камер. Но на слишком мелких деталях не разглядишь текстуру. Череду разрозненных событий не сложишь в тенденцию. Да и на мониторах бывают битые пиксели. Фильм-нерв. Фильм-паззл. Фильм-прорыв. Такие редко остаются без внимания жюри. 
Победителей объявят уже завтра.

Комментарии

Комментариев пока нет
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.